Ч*2
Ну-ка, ну-ка, скажите, кто у нас самый "красивый", самый любимый, самый "обаятельный" монстр на свете? Кого вспомнит подавляющее большинство зрителей и вручит пальму первенства в его кривые, раскоряченные в разные стороны тираннозаврьи ручонки, прямо под разъедающую серной кислотой, стекающую по острому подбородку, слюну? Конечно, конечно же Чужого, ставшего настоящей притчей во все язытцах. Чудовище, нареченное именем, должным уже по определению внушать трепетный страх и необъятный ужас. Ящер, обладающий несгибаемыми в своей мотивации, и тревожными, для всех существ, оказавшихся рядом, инстинктами выживания и самосохранения. Порождение дикого космического беспредела, возможно подсмотренного в чьем-то ночном кошмаре.
Сам вид этих жутких чудищ поразительно устрашающ. Нечто среднее между динозавром, змеем, драконом, демоном, или неудачным экспериментом. И вот против ядовитой слюны - остается лишь человеческий крик; против острых зубов и дополнительной хищной морды - меткий выстрел; против мощного натиска и атаки - жалкие попытки к бегству. Словно не убивай-ка Змей Горыныч, - отрубаешь одну голову - тут же на ее место тянется новая. И кто его раздевает, тот слезы проливает, и брызжет в разные стороны, разъедая человеческую плоть крупными кусками, тугая сернистая кровь твари. И из фильма в фильм нужно дойти до эпицентра боли, депрессии, безнадеги, чтобы найти иглу кощееву, что поразит чешуйчатого змея насквозь, не оставив и надежды на возрождение...

Чужой был не один, их было много. Они шагали со мною из года в год. Из одного возраста взросления в другой, перепрыгивая своими мощными и когтистыми лапами, через все мыслимые и немыслимые границы, моего и экранного, восприятия. И все также очаровательно и, самое главное, естественно, рядом с ними, смотрелась Рипли. Женщина, сумевшая пройти все стадии психологической и физиологической трансформации, во время такого тандема, изменившего ее как внешне, так и изнутри. Сама актриса, Сигурни Уивер, для того же самого большинства зрителей, еще долго будет оставаться частью Космоса, частью Чужих, частью эпохи 80-90-хх годов.
В детстве/ отрочестве Чужие смотрелись просто, без лишнего анализа и, воспринимались всего лишь как фантастическая сага-страшилка. Но сегодня, разложив немало-немного по полочкам всю информацию о квадрологии и ее создателях, накопала для себя много новых деталей, а также успела изменить и собственный взгляд на цикл этих удивительных и замечательных картин.
Все четыре режиссера : знамениты, талантливы, амбициозны. Все они, участвующие в процессе создания и продолжения космической эпопеи, оставили частичку себя, и потому, данная квадрология уникальна и неповторима. Каждый фильм из серии Чужих хорош по-своему. Кому-то больше нравится один, кому-то другой, но суть в том, что все они сделаны с любовью и трепетом.

Возьмём первых Чужих. Ридли Скотт - первопроходец. Практик-революционер.
Его фильм - начиная эпопею, закладывает фундамент, основу, базу. Картина, как и сам режиссер, основательная, масштабная, жесткая. Космос - отстраненный, обжигающе-холодный, немного угнетающий, но бесконечно величественный в своей недосягаемости и нежелании подчиниться человеку. Повествование : неторопливое, во многом шокирующее, и уж точно напряженное. Люди, бесконечно далеки от Земли, хотя связь еще поддерживается, характеры героев раскрыты, но сделано это все через ту же призму космического нейтралитета, будто подавляющего и четко соизмеряющего две чаши весов, на которых представлена сила и ум, человека и Чужого. Сила ума для человека всегда будет спасением.
Масштаб - неимоверный, размах - исторический.
Начало эпопеи положено.

Вторых чужих снял Джеймс Кэмерон. Он единственный ушел от первоначального названия, обосабливающего всех чужих в единую тварь - Чужой. Нет, теперь это Чужие. Их много, как и самих героев; куда больше, чем в других частях. Воспоминания о Земле превращаются в реальное, но недолгое пребывание, и Джеймс начинает другую игру. И, ооо, какие же волнующие, разгорятся страсти в этой части. Она самая беспощадная в своем натиске, кровожадная и эмоциональная. Никого не щадя, бросает своих героев в чудовищные пасти и когти, Кемерон. Нагнетает атмосферу до предела : страхом, тоской, угнетенностью.
И снова противопоставление смелой героин Уивер, Рипли, Чужому. Вернее, Чужим. Доведя ее до иступленного состояния ненависти и мстительной злобы, плавно перетекшей из беспомощного страха и попыток все забыть на Земле.
Если у Ридли Скотта выживание Рипли выглядело как игра "кто вытянет короткую спичку, того и тапки", то после второй части Кэмерона, она - неотъемлемая часть, связующее с чужими звено. Ее эмоции, приобретают личностный оттенок, а борьба превращается в цель. Слишком много личного, слишком мало осталось спасительного и холодного равнодушия к безжалостной твари. Как, в принципе, и у самого зрителя.
Человек в этой части стал ближе к Космосу. Он больше не боится встретиться с Чужими.
Кэмерон "мутит воду", добавляя экшен и драйв. Динамика у этой части бешеная. Четкость и острота каждого кадра. Как и большинство фильмов Кэмерона - этот - кишит действиями, эмоциями. Эмоциональная сторона для Джеймса Кэмерона - как я уже упомянула - святое...

Третьи чужие. Девид Финчер. Его фильмы - мрачны, они исследуют пороки человеческой души, здесь борьба внутри каждой из представленных.
Эта часть квадрологии мистична в атмосфере, а в поступках героев то и дело проскальзывает теософское напутствие. Читается оно легко, но чаще между строк.
Преступление, наказание, самопожертвование, прощение, смирение. Здесь даже притаился дядюшка Фрейд.
Место для этого фильма выбрали крайне страшное и странное. Заброшенная тюрьма где-то на краю Галактики. Группа людей совсем мала и являет собой преступников, злодеев, давно не пытающихся перевоспитаться. А тут как гром среди ясного неба! Женщина и ее космические тараканы.
Рипли - куда жестче, ее материнский инстинкт еще сильнее, связь с Маткой Чужих крепче день ото дня. Она - женщина - оказывается одна в сообществе двадцати пяти заключенных и ... сами понимаете кого. Связь с Землей практически не поддерживается. Финчеру не интересно что же там происходит, он открывает для зрителя новые горизонты в познании отношений между Человеком и Чужим. Фатальность наполняет после просмотра удушливающей волной. Но несмотря на весь пессимизм, и полное отсутствие глянца, данная часть самая философская, и самая человечная.
С точки зрения визуальных эффектов, тоже на любителя. Картинка не холодная, тут вам не просторы Космоса, здесь адская пустошь, желтые стены, огонь печи, похоть и гнев, молитвы и проклятие. Финчер препарирует человеческий порок и дорогу к просветлению в условиях смертельной опасности.
И саспенс этих Чужих необратимый, настигающий повсюду.

И последняя часть. От Жан-Пьера Жене. Темного сказочника, сюрреалиста, эстета и мастера по созданию абстрактной фантасмагории.
В этом фильме режиссер добавляет излюбленных зелено-желтоватых тонов, трансформаций тел в невообразимое нечто, и даже каких-то извращений над героями, особенно над Рипли и Чужой.
Он просто смешивает их в одно : единое, цельное. Соответственно отношения выходят на новый уровень, можно сказать, интимный.
А что же Земля? От Земли остались обрывки воспоминаний, скрепленных сюжетными линиями всех частей квадрологии в некую прерывистую схему. Земля изменилась настолько, что сама Рипли признается - она стала ближе к космическим просторам большем, чем к земным. А к Чужим ближе, чем к людям. И несмотря на то, что борьба за выживание продолжается, люди у Жене представлены совсем не в выигрышном свете. Впрочем, в каждой из четырех фильмов, режиссеры внедряли некий паразитирующий элемент в лице человека или человеческого био-робота, от чего симпатий к людям убавлялось. Но Жан-Пьер обострил этот момент до предела. К концу фильма я уже не понимала, кого мне жальче)))
Недотягивая в психологизме Финчеровскому Чужому, не побывав в шкуре первопроходца Скотта, а также проигрывая сумасшедшей эмоциональности и кровожадности Кемерона, Жене подкупает яркой картинкой, умением смешать несмешиваемое, а также интригующей предисторией, вновь сталкивающей лбами Рипли, Чужих ( ставших почти что родными))), и еще целую кучу колоритных персонажей, часть из которых давно числятся в любимчиках режиссера. Ну, а юмор, циничный и саркастичный вообще отличительный знак фильма Жан-Пьера Жене. Его, так сказать, фишка!

В общем, квадрология удалась! И если кто-то из уважаемых зрителей, до сих пор не почтил вниманием данный цикл фантастических картин, то от души рекомендую немедля приступить к просмотру. Завораживающее зрелище...
Полезная рецензия? Да / Нет 6 / 1

Вернуться к фильму