...мухи умирают красиво...
Гипертрофированная, театрализованная фарсовая комедия, местами камерно сжатая до узких рамок помещений, а порой выходящая порывами поступков героев за эти пределы, но и в тех, и в других сценах, сквозит стремление режиссера превратить каждого зрителя в соучастника, будто придвинув стул к самой сцене. Не давая отпустить внимание его и на минуту; а само сюжетное действие тому способствует: интригуя, волнуя, раздражая, шокируя, возмущая и восхищая одновременно. Никакой отстраненности - полное и близкое соприкосновение.
Ни одного "нормального" героя, ни одной, скрытой от посторонних глаз, эмоции, или характерной черты главных героев. Все напоказ, выпукло, гротескно, утрированно и спародированно в специфической, даже клоуновской манере.
Сама история, намеренно упрощенная и где-то бытовая, у Фассбиндера приобретает черты сатирического фарса, оригинальной комедии положений.
Жалкий неудачник и мелкий писатель-паразит, изливающийся в разные стороны тщеславием, эгоизмом и самолюбованием, становится жертвой неотступных иллюзий в собственном гении, вступая на путь скользкий и легкий. Путь лжецов и аферистов, ненасытных в поглощении чужих творений, достижений, жизней...
Надо сказать, безумное перевоплощение сопровождается недоумением окружающих, что не мешает постепенному отождествлению писателя Кранца с немецким поэтом мистиком Штефаном Георге. Перенос своей личности на другую, абсолютная нелюбовь и неприятие себя, бегство от ощущения собственной ничтожности в мечты о терновом венце с чужой головы. Вальтер Кранц врет, но свято верит в придуманное вранье и, не понимает, что за этим кроется настоящая боль, от острых шипов терна. Надо сказать, что и боль у Фассбиндера будто не настоящая, игровая, понарошку. Кажется, он смеется и высмеивает все, что попадается под фарсовый пресс.
В картину поневоле влюбляешься благодаря непревзойденному актерскому составу, их великолепной игре, и тому, какими яркими, характерными получились у всех персонажи этой сатирическо-психологической трагикомедии.
Грубые, громкие, безумные, провокационные, смешные и страшные, жалкие и несчастные, развратные и неоднозначные. Каждый из героев - целый мир надежд и страхов, парадоксов, знаковых поведенческих характеристик, порой нервных расстройств или наоборот, расчетливого европейского рационализма.
Каждый - ода пороку или заблуждению.
Луиза - жена. Всколоченные грязные волосы, старые одежды, опущенные руки, вечная готовка и жизнь у плиты, ООО как же она выпрашивает объедки любви и ласки, а не получая, заболевает. Язвительная, резкая, остроумная, недолюбленная своим мужем, но свято соблюдающая семейные традиции, и даже вопреки логики и чувству собственного достоинства. Ее образ запал мне в душу глубже остальных. Одна из немногих, сохранившая человеческие черты в этом обезьянике.
Лиза - любовница, холодно-рафинированная замужняя стерва, которую полюбовно и по договоренности с мужем, делит Вальтер, прибегая к ее скользкому и брезгливому совету в минуты особой растерянности и никчемности.
Эти ее эксцентричные наряды: каблуки, мужские сорочки и все, показные истерики и уход от реальности при случае к случаю.
Брат Вальтера - слабоумный повелитель мух. Его поступки сначала шокируют и выдают изрядную долю бродящего в нем сумасшествия, но по мере развития событий - понимаешь. Он не более безумен, чем остальные, но хотя бы не притворяется "нормальным".
Жертва собственной похоти - еще одна любовница Вальтера, поглощенная получением удовольствия любыми способами, она становится камнем преткновения. Ее внешний вид лучше не описывать)))
Инспектор - ехидный чудак, который кажется знает больше, чем надо.
Проститутка - застенчивая, голодная и жадная барышня. Знакомство с ней для Вальтера окажется опасным.
Ну и, конечно, куда же без нее, старая дева, будто загипнотизированный истукан выполняющая все прихоти и пожелания экзальтированного писателя. Идеология ее, пограничного с безумием, сознания, зиждется на теории разделения всех людей на слабых и сильных, принадлежа, как она считает, к слабым, найдет ли она того, кто станет ее господином?
Все герои корчатся в своем ерничании, выходя из себя когда им пожелается и возвращаясь обратно; ссорятся по пустякам, но сносят настоящее оскорбление, смеются над красотой и восхищаются уродством; кто-то властвует и издевается над мухами, будто нашими героями в миниатюре; тужатся в бессильных творческих потугах, рождая кривые и искалеченные мысли и поступки. И к концу фильма от зашкаливающеего количества этих призрачных мыслеформ, становится трудно дышать и продолжать быть вместе с ними. Но и бросить уже никак. Как и собственную жизнь. И ты остаешься до самого конца: парализующего, вытряхивающего из под ног зрителя, тот самый пресловутые стул, который он так неосмотрительно разрешил поставить близ сцены. К концу картины от смешного остается пепел, от пряников крошки, и только следы от ударов плетью там, где тонко...
Ведь Фассбиндер бросает зрителя в адский котел пороков и извращений общества, выхолаживая каждый из тебя самого ледяным душем откровения; он бьет тяжелой артиллерией ассоциаций наотмашь каждого, попадая временами в череду целей. От того, ханжам, брюзгам смотреть не рекомендую в первую очередь. Искать бревна в этом фильме намного проще, чем найти их у себя.
Я бы от души рекомендовала данную фарсовую трагикомедию ищущим, пытливым, жаждущим, - и быть может вы почерпнете что-то важное, что-то личное, что-то тайное...
Полезная рецензия? Да / Нет 10 / 3

Вернуться к фильму